Жизнь подобна театру: в ней часто весьма дурные люди занимают наилучшие места.


Пифагор

ПРОДЮСЕРАМ И РЕЖИССЁРАМ!
Двое за дубовой дверью

Чупринский (Сергеев) Анатолий Анатольевич

Пьеса, которая выдержала огромное число постановок и до сих пор ничуть не устарела.

Любовь на базарной площади

Шашин Валерий Иванович

Пьеса в 2-х действиях

 

Предпенсионного возраста профессор политологии, вынужденный из-за инфаркта вести сидячий образ жизни, влюбляется по биноклю в молоденькую булочницу на рыночной площади. Это его первая, единственная и последняя любовь, в которой, так или иначе, участвуют его домочадцы.

Ролей: 1 жен., 2 муж.

Перевод с актёрского

Чупринский (Сергеев) Анатолий Анатольевич

Комедия в двух действиях

"Весь мир - театр, - сказал великий Шекспир, - и все мы в нём - актёры".

Что в переводе означает - притворщики поневоле.

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ВАЛЕРИЯ ИВАНОВИЧА ШАШИНА
3 августа с.г. скоропостижно скончался драматург, член Правления Союза российских писателей, Генеральный директор электронного издательства «Библиотека профессиональных писателей» ВАЛЕРИЙ ИВАНОВИЧ ШАШИН. Он умер в расцвете творческих сил от сердечного приступа у себя дома, оставшись один на один со своей внутренней болью, беспомощностью и острым, всепоглащающим желанием жить и работать. Отказало сердце, способное было вместить проблемы и нужды многих российских писателей, когда рождался и им же осуществлялся проект «БПП». Валерий Иванович ушел из жизни, но остались его пьесы, остались тысячи его читателей и тысячи друзей, а значит, и память о нем будет жить долго. Такие люди, как Валерий Иванович ШАШИН, всегда умирают преждевременно, неожиданно, потому что в нем нуждались, он был нужен людям, которым и отдавал себя полностью, до последнего вздоха. Низкий поклон тебе – Человеку и Писателю Волею Божей. И пусть земля для тебя станет пухом. АМИНЬ!Valery Shashin

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ И МНОГОУВАЖАЕМЫЕ АВТОРЫ!

 

Наша библиотека создаётся произведениями только членов Союзов Писателей. Это обязательное условие предполагает определённый профессиональный уровень, порою совершенно невыдержанный на иных литературных сайтах. А между тем, далеко не каждый публикующийся в Интернете и даже выпускающий полиграфическую книгу — ПИСАТЕЛЬ.

Впрочем, мы не ставим задачи ранжировать живой творческий процесс. Наша цель — представить современную текущую литературу во всей её полноте и разнообразии, но — не в безобразии. В этом смысле открыты мы всем пишущим, молодым и старым... если их труды одобрят и порекомендуют профессионалы.

Без каких-либо ограничений приглашаем к изданию авторов мемуаров, автобиографических воспоминаний, документально интересных, самобытных, — милости просим!

Наша библиотека задумана как бесплатная, однако читателям предоставляется возможность поощрить полюбившихся авторов разными способами, в том числе, и неоценимым добрым словом. Разумеется, приветствуются и конструктивная критика, и обсуждения, и советы... Поэтому смело переходите в «Читальный зал» и — читайте, читайте, читайте! В общем-то, лучшей награды для ПИСАТЕЛЯ просто не существует.

Новые поступления
Антонин Пий. Тени в Риме

Ишков Михаил Никитич

 

Среди правителей было множество великих и ничтожных, прославленных и забытых, но добродетельных – единицы. Среди них бесспорно пальму первенства заслужил Антонин Пий – герой представляемого здесь романа, замыкающего серию «Золотой Век». Казалось бы, зачем нам замшелые римские древности и сказки про царя Гороха, пусть даже герой отметился добрым нравом, проницательностью и неспешностью в решениях. Отвечу для немногих, для тех, кому небезразлична судьба детей и внуков; кто испытывает желание понять, что есть истина и что есть правда, и можно ли согласовать их в нашем реальном, свихнувшемся мире.

Мы, русские, россияне, тоже взросли на римской закваске.

Обычно римская цивилизация отождествляется с императорами, марширующими легионами и колоннадами храмов. Но подлинная сила Рима в другом. Эта сила позволила Риму просуществовать в течении несообразно долгих веков. Ни один легион, никакая политическая система на Западе не смогла обеспечить такое долголетие.

В чем же  секрет Рима и в частности «Золотого века»? Да и канула ли та эпоха?  Рим оставил нам не только статуи и портики, но прежде всего «программное обеспечение», которым мы пользуемся до сих пор. Это и алфавит (пусть даже в форме, предложенной Кириллом и Мефодием), и правовая система, неподвластные времени дороги, архитектура и самое важное – ощущение мира, без чего мы не были бы такими, какие есть.

Мысль, облаченная в форму

Рябухин Борис Константинович

 

Рябухин Б. Мысль, облаченная в форму. Очерк творчества скульптора, художника и  поэта В.Б.Амокова. Тула, 2016. – 104 с.

 

По его творческому досье, Владимир Борисович Амоков, подполковник запаса медицинской службы, Заслуженным работник культуры Республики Бурятия, Народный мастер Грузии, член Международной Федерации художников ЮНЕСКО и Международной ассоциации писателей баталистов и маринистов, член Союза писателей России, член Академии российской литературы, Лауреат литературных премий им. Николая Рубцова, Валентина Пикуля, Александра Фадеева. Он автор нескольких десятков литературных произведений. У него вышло более 40 книг. Более десятка книг написал Амоков для подрастающего поколения. Это пособия по искусству аппликации и приобретению навыков резьбы по дереву.  На его счету – более 50 песен, 10 музыкальных альбомов, более 20 персональных выставок. Много лет он занимается резьбой по дереву, графикой и аппликацией. Разносторонне одаренный  с детства, Владимир Амоков уделяет особое внимание патриотическому воспитанию. Он  автор 16 монументальных сооружений, посвященных материнству и детству, воинам, павшим в боях Великой Отечественной войны, афганской и чеченской войн.

Радонец-сад

Сурова Людмила Васильевна

«Радонецсад» – новая поэтическая книга члена Союза писателей России, бакалавра богословия, известного православного педагога Л.В. Суровой. Она вобрала в себя стихи последних лет. Это духовная книга: все события переживаются и осмысливаются автором в свете Священного Писания и Предания. Вся жизнь, каждое движение души автора сопряжено с библейскими церковными образами и христианскими понятиями. Именно язык Церкви является для автора камертоном.